Младшенький

Он был младшеньким в семье, Витюша Кумицкий, кареглазый, темноволосый, с густыми вьющимися волосами мальчишка. Его все любили. Старшие (две сестры Ольга и Татьяна, брат Алексей) охотно возились и играли с ним.

Младшенький Ничем не выделялся он среди своих сверстников. В школе был обычным учеником, особого рвения в учёбе не проявлял. Мог и прогулять иногда, изредка убегал с уроков. Но самым главным было то, что Виктор всегда отличался особой человечностью: добрым, отзывчивым, внимательным он был по отношению к окружающим. А каким заядлым, увлечённым становился, принимая участие во всех классных и школьных трудовых делах.

Таким же был он и дома. «Витя всё время что-то мастерил, — вспоминает его мама Зинаида Матвеевна. — То радио в дом про­водил, то с приёмником часами возился, разбирал, собирал, что-то привинчивал, ремонтировал. За уши его от этих дел не отта­щишь». А Николай Фёдорович добавляет: «Трудиться любил. То в огороде, то в саду копается. Дома всё уберёт, полы и посуду по­моет, даже поесть приготовит. Все соседи нам завидовали». Ко­гда подрос, то в летнее время не прохлаждался, а постоянно ра­ботал в совхозе: то в саду, то в поле, то отцу на стройке помогал. С детских лет Виктор узнал цену заработанной копейке. А учить­ся трудолюбию ему было у кого. Почётными грамотами и денеж­ными премиями награждали его родителей. Тридцать шесть лет трудился на стройках совхоза Николай Фёдорович, чуть меньше проработала разнорабочей в садах Зинаида Матвеевна. Всегда всё выполняли честно и добросовестно. Даже проживают они в третьем отделении учхоза «Комсомолец» на улице, носящей сим­волическое название «Ударная». Виктор всегда был примерным и заботливым сыном. «Наш по­мощничек, — говорят родители о нём. — Когда старшие уехали из родного дома (двое в Москву, Алексей и Татьяна, а Ольга — в Новгород), он стал для нас опорой». С какой нежностью вспоминали они о том, как Витя пе­ред уходом на службу навёл везде порядок: в сарае, на участке, переколол все дрова и акку­ратно сложил их. «А то кто без меня вам это сделает», — сказал он. Обучаясь в средней школе №4, В. Кумицкий проходил практику в учебном цехе авторемонт­ного завода. Ему был присвоен второй разряд электромонтёра.

Вспоминаю, как на общешко­льной линейке 1 сентября (в десятом классе) заведующая отделом кадров Галина Михайлов­на Белоусова вручала ему грамоту и денежную премию от администрации завода, так как он в летний период, будучи девятиклассником, успешно подменял ушедших в отпуск рабочих. Полученная специальность пригодилась. После окончания школы Виктор пошёл работать электромонтёром на авторемонтный завод. В его трудовой книжке всего несколько записей: «25 ноября 1981 г. принят электромонтёром второго разряда в энергомеханический отдел. 1 апреля 1982 г. присвоен третий разряд электромонтёра. 23 апреля 1982 г. уволен в связи с призывом в Советскую Армию». Работая на заводе, В. Кумицкий занимался в ДОСААФ, со­вершил несколько прыжков с парашютом.Перед отправлением на службу Виктор заходил в школу и с восхищением рассказывал о чувствах, которые переполняли его там, высоко в небе, под куполом парашюта. «Буду слу­жить в десантных войсках», — с восторгом и некоторой гордостью говорил он. Мечта сбылась. И вот молодой солдат после принятия присяги оказался в «учебке». Шесть месяцев в Рукле, в Латвии. Учился управлять танком. Бывало и такое, что на боевой машине в дерево врезался. О курьёзных случаях рассказывал в письмах с большим юмором. 19 октя­бря 1982 года Виктору была присвоена квалификация механика-водителя третьего класса. После «учебки» — в Афганистан. Там пробыл всего полтора месяца. В единственном письме оттуда он писал: «Служу в Афганистане. Здесь уже целый месяц. Служба идёт нормально, отлично. Прилетели сюда самолётом. Летели через Ташкент. Там замёрзли, а через полто­ра часа, когда прилетели на афганскую землю, запарились. Жара. Живём в палатках. Здесь ещё очень тепло». А 24 декабря его уже не стало. «Чёрный тюльпан» привёз цинковый гроб в Союз-29 декабря.«У меня было какое-то предчувствие беды, — вспоминает Зи­наида Матвеевна. — На Новый год никуда не пошли и к себе ни­кого не пригласили (это было так непохоже на них, потому что дом их всегда был полон гостей). С мужем выпили по стопке, налили рюмку и Витюше. «Побудь с нами, сынок, — сказали. — А на душе было так тяжело и тоскливо, почему-то хотелось плакать». И предчувствие не обмануло. 2 января сообщили о гибели их младшенького. Похороны состоялись шестого. Сердце щемит, когда я смотрю на фотографию. На ней Николай Фёдорович и Зинаида Матвеевна скорбно склонились над цинковым гробом, который, несмотря на все их просьбы, им так и не разрешила вскрыть. Никаких подробностей о смерти их сына сопровожда­ющий не сообщил. При каких обстоятельствах погиб Витюша, они до сих пор не знают. Пытались разузнать об этом, но увы… Ничего не рассказал им и Вася Кольцов, друг сына, который через полгода отправился на службу в Афганистан, попал в тот же полк, но к тому времени военное начальство уже сме­нилось. Теперь вместо сына в их доме три награды: медали «Воину-интернационалисту», «От благодарного афганского народа» и орден Красной Звезды. А помимо этого, светлая память о нём и щемящая боль в сердце. И хоть годы идут (24 декабря исполнилось 18 лет со дня смерти сына), они никак не могут смириться с тем, что с ними нет их младшенького.Как-то неожиданно во время нашей беседы зашёл разговор о том, получают ли они пенсию за сына. «Нам платили все годы по 54 рубля (дорого же стоит в нашей стране человеческая жизнь). С января этого платят четыреста. Да нам ничего и не нужно. Мы бы и от своих пен­сий отказались, питались бы тем, что выращиваем на участке возле дома, лишь бы Витюшка наш был жив», — говорят они.

Младшенький Нам ничего не нужно… И всё-таки, мне кажется, есть на свете то, что нужно этим людям.

Зинаида Матвеевна и Николай Фёдорович с теплотой вспоминают, как навещал их неоднократ­но С. А. Григоров, как хлопотал перед правлением учхоза о подключении их дома к газовому отоплению, как приходили воины-«афганцы» и как вот уже в течение нескольких лет выезжа­ют они на День памяти 15 февраля в Тамбов, в музей афганской славы. Рады были они и мо­ему приходу. Приятно им знать, что материалы о их сыне оформлены на стенде в средней школе №4. Светлеют их глаза, когда узнают о том, что в день смерти Виктора был вывешен траурный бюллетень: «24 декабря — День памяти выпускника нашей школы Кумицкого Викто­ра. Погиб в Афганистане 24 декабря 1982 г.». На журнальном столике — цветы, а рядом сто­ят в почётном карауле на переменах ученики школы, в которой когда-то учился их сын. На первых уроках первой и второй смен учащиеся 10 – «Б» класса рассказывали младшим школьни­кам о войне в Афганистане, о Викторе, а потом прошла минута молчания в память о нём. Вот и выходит, что Зинаиде Матвеевне и Николаю Фёдоровичу нужно, казалось бы, так много и так мало: им нужно, чтобы их младшенького помнили…

Привет из Афганистана!


Здравствуйте, мои дорогие мама и папа. С огромным солдатским приветом к вам ваш сын Витя. Извините, что долго не писал, не было свободного времени. Послал вам первое письмо сразу, как приехал. Ждал ответа, а его все нет. Решил написать ещё. Может, это дойдет до вас. Служу в Афганистане в Кирганской дивизии, прослужил уже здесь целый месяц. Служба идет отлично. Прилетели сюда самолетом из Ташкента; все замерзли, когда сделали пересадку, а через полтора часа запарились, когда вышли из самолета на афганскую землю. Живем мы в палатках, как цыгане. Сейчас декабрь, а здесь ещё жарко.Целую, жду ответа, ваш сын Витя.

Письмо Кумицкого Виктора
7-02-2014, 19:34
1552
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.