Прощай, союз, прощай, любимый сердцу край…

Прощай, союз, прощай, любимый сердцу край… Не имею даже косвенного отношения ни к одной войне. А когда о войне слышу, в памяти всплывает маленькое стихотворение А.Т. Твардовского:

Нет никакой моей вины в том, что другие не пришли с войны,
В том, что они, кто старше, кто моложе, остались там.
И не о том же речь, что я их мог, но не сумел сберечь.
Речь не о том, но всё же, всё же, всё же...

Игорь Дашков сумел сберечь многих своих товарищей. На одной из пыльных афганских дорогах небольшая колонна, состоящая из танков и пехоты, попала в засаду. Операция сорвалась, поступил приказ отходить. Но уйти из-под обстрела непросто. Надо подавить огневую точку, а из танковой пушки на высоте её не достать. Значит, кто-то должен открыть пулемётный огонь. В данных условиях это более чем опасно. Игорь сделал тот меткий, но последний для себя выстрел. Без приказа. Видно, потому, что хотел защитить тех, кто рядом.
«Он - защитник, - вспоминает мама Игоря Александра Ивановна. - Родился в День защиты детей. Как будто защищал нас от неприятностей, от беспокойства. В школе, в училище ни разу ничего плохого о нём не слышала. Слышала, что девушку однажды защитил... Травку весной защищал! Младшему своему брату, говорил: «Не наступай, она же только выросла! Она живая!»

Но сентиментальным Игоря назвать нельзя. Он хорошо стрелял. Часто бывал в тирах. Можно сказать, стрелять любил. Такие люди просто понимают ценность жизни. А на войне чувствуют себя именно защитниками. Причём оберегают не только тех, кого призваны оберегать. Защищают и своих близких, с нетерпением ждущих каждой весточки.

Прощай, союз, прощай, любимый сердцу край… В письмах Игорь рассказывал, что их хорошо кормят, и он попробовал то, чего не ел дома. Оказалось, это — отруби, которые добавляют в пищу. Писал, что жарко, уснуть ночью можно, только если намочить простыню.
Когда в госпиталь к Игорю приехали родители, он не мог при них раздеться. Видно, уже много было на его теле шрамов. Боялся, что начнутся расспросы. Расстраивать родителей, конечно, не хотел. В госпитале сфотографировался, и эта фотография оказалась последней.

После рокового выстрела Игорь умер не сразу. Пуля снайпера не смертельно ранила его. И он тут же взял с товарищей обещание не писать родителям. Собирался сам написать из госпиталя. Во второй раз до госпиталя он не дотянул… На месте гибели Игоря стоит (или, может, уже стоял) памятный знак. Его кровать долго не была занята.

Прощай, союз, прощай, любимый сердцу край…

Такова традиция солдат Афганистана. Так они отдавали дань уважения тем, кто погиб, спасая других, настоящим героям. До возвращения домой Игорю оставалось три месяца. И ещё одна цифра «три». Третья часть ребят из этого призыва погибла. Александра Ивановна рассказывала о необычных совпадениях. Игорь при последней встрече отдал ей свои часы, потом по её настойчивой просьбе сфотографировался. Он мог вовсе не идти на ту самую операцию. Но на одном из танков не оказалось стрелка. И Игорь предложил себя, хотя командир советовал ему отдохнуть.

- Можете мне поверить, но абсолютно ничего плохого о нём вспомнить не могу, — заканчивает наш разговор Александра Ивановна. Он был мне помощником. Я младшего сына на него оставляла и ничуть не беспокоилась, Игорь и накормит, и всё сделает. Он любил рыбалку. Мы часто и в лес ходили все вместе. Грибы признавал только белые, другие не собирал… Может немного замкнутый был. Но ведь и друзья были у него. Мало, человека три, наверное. Но очень хорошие друзья. И Игорь был верным другом.

От Игоря остался блокнотик со стихами. В одном из них он, на мой взгляд, наиболее полно отразил боль своего поколения.

Прощай, Союз, прощай, любимый сердцу край.
Нам не забыть теперь твою печаль.
Твоих лесов, твоих полей красивых стан,
В далёкий едем мы служить Афганистан.
И вот в горах, в засаде притаился враг,
Мальчишкам снова в бой идти,
Чтоб защитить людей земли от разных бед.
Но как не хочется идти под пули в 20 лет…

Игорю Дашкову

Он с детства был горячим и веселым,

Всегда любил себя он проверять.

Он жизнь любил, того не понимая,

Еще любил безумно рисковать.

Когда встречался с горькой неудачей,

Он не сворачивал в пути нигде.

Не мог он поступать уже иначе

И вызов яростно бросал судьбе.

Прошли года. Надел он гимнастерку,

Присягу дал и стал стране служить.

И часто вспоминал свою девчонку,

Которую не смог он долюбить.

Не дембелем пришел солдат обратно,

И не сказал он «здравствуй» никому,

Не обнял ждавшую его девчонку,

Вернулся парень в цинковом гробу.

В Афганистане жизни путь окончили

Немало не познавших мир ребят.

В письме от командира сухо сказано:

«Погиб при исполнении Солдат».

Могила Залп звучит из автоматов.

Рыдает мать, стоит, как тень, отец…

Остался навсегда для них солдатом

Их уходивший в армию юнец,

Закутаев Г. Июль 1986 год


Здравствуйте, мама, папа, Эдик!

С огромным сердечным приветом Игорь. Пишу ещё одно письмо из Самарканда. На следующей неделе, наверно, будет отправка. Сегодня была минутная комиссия. Принимал её у меня майор ВВД. Точно не знаю, но, возможно, попаду в десант. Также были и из других родов войск, но остальное всё по — прежнему. Служба пока идет хорошо. Последнее время почти ничего не делаем и подъема тоже нет. Встаем только на завтрак. Вообще служба сейчас идет лучше не придумаешь. Хорошо бы и остальное время служилось так же. В понедельник был поход по горам общей сложностью около 100 км. Первый раз оказался в горах и побывал в облаках и над ними. Общее впечатление осталось хорошее, если не считать перехода перевалов.

Насмотрелся на змей разных видов, видел кобру, гюрзу, гадюк. В конце похода видели гюрзу около 2 -х метров и толщиной чуть больше руки. А гадюки встречаются в горах почти на каждом шагу, в течение всего похода, который длился 3-е суток. Когда вернулись, то вроде бы и не были там и не преодолели такое расстояние. Если не считать мозолей, которые некоторые получили за это время, но я этой участи избежал. Вообще у меня все хорошо. Новостей больше никаких нет. Да, если писем долго не будет от меня, не переживайте. Все может быть, все — таки отправка на новое место. Я уже писал об этом, но, может, не получили то письмо. Передавайте там всем от меня привет. До свидания! Не переживайте а то я вас знаю.

14 июня 1981 г.

Письмо Волоскова Александра
6-02-2014, 19:16
1741
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.