Александр Федорович Авдеев

Александр Федорович Авдеев Ранней весной 1952 года при вспашке земли на колхозном поле трактористы Ново-Усманского колхоза Воронежской области лемехом плуга вывернули какой-то железный предмет. «От самолета, - сказал своим товарищам С. Гостев, в прошлом участник Великой Отечественной войны. - Давайте после смены вскопаем на этом месте». Так трактористы и сделали. На глубине, примерно, двух метров они нашли авиационный мотор, орден Красной Звезды № 220303, сберегательную книжку № 137607 со штампом полевой кассы № 87 и останки летчика. В сберегательной книжке трактористы прочитали: «...деев Александр Федорович». Первые буквы фамилии, принадлежащие неизвестному летчику, были направлены в соответствующие органы для экспертизы, где установили его настоящую фамилию - Авдеев. Следовательно, летчик, погибший под Новой Усманью, был никто иной, как Авдеев Александр Федорович. Кто он, откуда и при каких обстоятельствах погиб?

Александр Федорович Авдеев родился в селе Большая Талинка бывшего Платоновского района Тамбовской области в 1917 году. Там прошло его детство. Когда мальчику было полтора года, у него умерла мать. Заботы о Саше легли на плечи бабушки Варвары Федоровны. Она не чаяла души во внуке, очень огорчалась, что он невелик росточком и худ. Отец женился на другой. Свою родную мать Саша почти не помнил. И когда соседи заводили разговор об этом, он коротко повторял: «Не помню мать, которая родила, знаю мать, которая воспитала». После окончания 4-х классов Б.-Талинской школы семья Авдеевых переезжает под Москву в город Люблино (ныне это район Москвы). Отец, Федор Андреевич, стал работать столяром на стройке, делал рамы, двери, а Саша помогал отцу чем мог - то по столярному делу, то подмазывал стекла. В 1933 году Саша окончил семилетку и поступил в ФЗУ. Он рос тихим и скромным, любознательным, отлично учился. Был дисциплинированным и аккуратным, имел много товарищей в школе.

После окончания училища стал работать слесарем литейно-механического завода им. Л.М. Кагановича. Огромный, пронизанный светом механический цех распахнул свои двери перед новичком - рабочим. Сашу приняли в отдел механика и поставили на текущий ремонт станков. Вникать в сложную жизнь станочных механизмов учил Авдеева старый бригадир Титов, которого молодежь почтительно звала дядей Васей. Дядя Вася был доволен своим помощником. Худощавый семнадцатилетний слесарь был исполнителен, вдумчив, не избалован. В нем угадывался напористый характер. Саша вступил на трудовую дорогу, в героическое время, в годы первой пятилетки, в годы «Магнитки», когда по всей стране вырастали заводы, шахты, когда наш народ поднялся на леса строек. Мастерство к Авдееву приходило быстро. Он скоро управлялся со всевозможными шестернями, валиками и втулками. В это время совершал свои удивительные полеты Валерий Чкалов. Молодежь читала о рекордах Громова. И когда Родина позвала ее в авиацию, среди заводских юношей и девушек желающих было много. Но комиссия отобрала только 20 человек. В числе принятых оказался и слесарь Авдеев. Группа начала заниматься в Подольском аэроклубе с марта 1936 года. Перед занятиями ночевали в аэроклубе, поэтому мать Саши, Мария Ивановна, собирала сына в дорогу с вечера. Брезжила заря, и курсанты поднимались на ноги.

В мае начались полеты и учлеты выходили на зеленое поле аэродрома, где в ряд стояли легонькие и надежные учебные машины У-2. Первым пошел в самостоятельный полет скромный и тихий учлет, отличник учебы Александр Авдеев. Возвращаясь из полета, он присаживался к товарищам и начинал рассказывать, как показывала себя машина в воздухе, как лучше себя вести, когда самолет идет на «бочку» в «иммельман», в «мертвую петлю». Из аэроклуба спешили на электричку. Надо было успеть на завод, работать во вторую смену. Александр Авдеев окончил аэроклуб с отличием. На выпускном вечере в люблинском клубе рабочих-летчиков приветствовала Полина Осипенко, старейший русский летчик Борис Российский. 18 лучших выпускников были посланы на курсы инструкторов. В отделе кадров завода сохранилась запись: «8 февраля 1938 г. слесарь механического цеха А.Ф. Авдеев был призван в военно-летную школу». Саша много летает, овладевает мастерством, а вскоре жизнь проверила его и в боях во время советско-финляндской войны 1939-1940 годов, тогда Саша участвовал в боях, получил несколько благодарностей командования и звание лейтенанта. Военная гроза 1941 года застает лейтенанта Авдеева под Ленинградом. Он назначается комэском 153-го истребительского полка.

19 июля 1941 года с командного пункта полка передали: «К городу движется группа фашистских бомбардировщиков. Перехватить их, не дать им сбросить бомбы!» В голубое ленинградское небо поднялась четверка «ястребков» под предводительством Авдеева. На высоте 2000 м Саша увидел идущие с юго-запада черные силуэты вражеских машин. Их было более двух десятков. «Многовато, - подумал Саша и передал по радио: - Атакуем бомбардировщиков вместе!» Он стал пикировать на четверку «юнкерсов». Из кабин стрелков-бомбардировщиков в сторону наших «ястребков» понеслись трассирующие снаряды. Саша упорно шел на сближение с ведущим «юнкерсов». Он видел как задымился правый мотор вражеского бомбардировщика, как лизнули языки пламени желтый крест на плоскости. И вдруг самолет Саши вздрогнул, потом как в лихорадке затрясся и в кабине запахло горящей резиной. «Пожар!» - подумал Авдеев. Через секунду он заметил голубоватые струйки огня на капоте мотора. Удушливый дым заполнял кабину. Стало тяжело дышать. Саша бросил самолет вправо, потом влево, но пламя не погасло. «Что делать - прыгать?». «Внизу земля, занятая врагом. Надо лететь, лететь до своих...» - жаркое пламя лизало руки, ноги, легкий комбинезон не в силах был защитить грудь. Саша загораживал лицо левой рукой, но и это не предохраняло его от огня. Мысленно отсчитывая время, наконец принял решение: прыгать! Авдеев отодвинул колпак кабины и покинул горящий факел. Через месяц он опять громил немцев под Ленинградом.

7 сентября Александр во главе четверки МИГ-1 вылетел на штурмовку войск противника. Было пасмурно, низкая облачность, но командир эскадрильи все ж разыскал колонну немцев. В этот вылет было уничтожено до роты немецких солдат и офицеров. 23 сентября эскадрилья Авдеева обнаружила в районе города Пушкина 2 артиллерийские батареи противника, ведущие огонь по нашим частям. «В атаку, за мной!» - скомандовал Авдеев. Самолеты, заходя с разных сторон, стали бомбить немецкие пушки. Советские войска, получив поддержку летчиков, пошли в наступление. 5 октября в районе станции Мга Саша с напарником неожиданно обнаружил в воздухе 5 самолетов ХЕ-113. Смельчаки вступили в неравный бой. Командир атаковал ведущего и сбил его. Но в это время на его напарника, младшего лейтенанта Николая Лебедева, накинулись четыре неприятельских машины. Самолет Лебедева был сильно поврежден. И тогда командир огнем отогнал «хейнкелей» от напарника и, охраняя друга, привел его на аэродром. В ноябре немцы вплотную подошли к Ленинграду. Улицы города стали яростно обстреливаться дальнобойной артиллерией врага. Командование фронтом поставило перед летчиками задачу: найти дальнобойную артиллерию немцев! Первого декабря Авдеев вылетел в разведку. Погода стояла ясная. Внизу на снегу были видны черные тропы дорог, блестели ледяные плешины озер. Авдеев шарил глазами по опушкам лесов, берегам речушек, окраинам населенных пунктов. Нет, не видно следов артиллерии. Внезапно его взор привлекла поляна в густом лесу. «Что за чудо? Среди снежной белизны черная обожженная земля». Александр передал своим орлам: «Прикройте, я фотографирую...» Закончив съемку, Авдеев развернул самолет в сторону базы, но тут появилась семерка «мессершмиттов». «Ястребки» ускользнули от них, надо было доставить фотоснимки. Дешифровка снимков показала: это была позиция дальнобойной артиллерии врага. Вскоре она замолчала. Командир эскадрильи А.Ф. Авдеев был награжден орденов Красной Звезды.

Летом 1942 года полк, в котором служил Авдеев, был переброшен на Воронежский фронт. Здесь началась тяжелая битва с врагом, рвущемуся к Дону. В последних схватках с врагом Александр воевал неподалеку от родной деревни. 15 июля 1942 года Саша был вызван в штаб, который находился в Тамбове. Ранним утром на окраине села Большая Талинка опустился самолет, к нему со всех ног бежали ребятишки. Улыбающийся летчик вылез из самолета, пошел в толпе ребят на Первомайскую улицу, где жила его бабушка, расцеловался с ней, обнялся с односельчанами. Короткое свидание. На обратном пути к самолету Саша зашел на сельское кладбище, постоял у могилы матери. Снова самолет взмыл в воздух, ложась курсом на Тамбов. Над воронежскими землями шли жестокие воздушные бои. Фашистские орды рвались к Сталинграду, торопясь к своей бесславной гибели. 12 августа 1942 года в небе над Новой Усманью творилось что-то невероятное.

Поливая друг друга смертельным огнем носились в небе самолеты. Саша атаковал «мессера», но промахнулся. Перевернувшись через крыло, противник нырнул под самолет Авдеева и скрылся. «Улизнул, гадина!» - подумал Саша и увидел перед собой другой истребитель врага. Нажал на гашетку, выстрелов нет, кончились боеприпасы. Немец понял в чем дело, и смело пошел в бой навстречу Авдееву. Фашистский пилот был уверен, что советский летчик отвернет, дрогнет, и тогда он его спокойно расстреляет. «Не отверну, гад, буду таранить!» - шептали пересохшие губы капитана Авдеева. Страшный удар и треск потряс воздух... Капитан Авдеев выполнил до конца свой воинский долг... А осенью того же года на квартиру Авдеевых принесли короткое извещение. Герой Советского Союза подполковник Миронов сообщал, что верный воинской присяге, проявивший геройство и мужество в бою 12 августа 1942 года пропал без вести сын Авдеевых капитан Александр Авдеев. В графе «похоронен» чернел короткий прочерк. Затем в Люблино дошла и другая короткая весточка от напарника и друга Саши.

«Дорогой т. Авдеев! - писал он. - Ваш сын 12 августа вылетел на боевое задание. Во время выполнения задания встретил группу истребителей противника и завязал с ними неравный бой. В ре-зультате воздушного боя Ваш сын при лобовой атаке столкнулся с вражеским самолетом и погиб смертью храбрых. Также погиб и тот стервятник, который шел ему навстречу...
Остаюсь верный друг Н. Лебедев.»

Письмо дополняло извещение, но оно противоречило ему. Оставалась слабая надежда, что следы syf отыщутся. Но годы проходили, а никаких сведений о Саше родные не получали. Только после находки трактористов стало окончательно ясно, что летчик геройски погиб в бою. Останки Авдеева похоронили со всеми воинскими почестями в Новой Усмани.
Авдеевы бережно хранят грамоту Президиума Верховного Совета Союза ССР от 10 февраля 1943 года о присвоении звания Героя Советского Союза их сыну. Имя героя не забыто нашим народом.

Под Новой Усманью, на поле, стоит восьмиметровый обелиск в честь подвига Александра Авдеева - бесстрашного летчика-истребителя. В цехе литейно-механического завода в Люблино, где работал до войны Авдеев, установлена мемориальная доска, в заводском дворе - барельеф, и одна из улиц этого города названа его именем, а в сквере на Ставропольской улице, по которой Саша ходил на работу, установлен памятник. На высоком постаменте фигура летчика в комбинезоне, в руках у пилота планшет. Памятник венчает изображение Золотой Звезды Героя Советского Союза и слова «Александр Авдеев 1917-1942 гг.». Памятник построен рабочими литейно-механического завода. Свято хранят память о своем Герое земляки-тамбовчане. На стеле Героев Советского Союза в г. Тамбове первым значится имя Александра Федоровича Авдеева, одна из улиц города названа его именем. Жизнь и подвиг земляка отражены в зале «Боевой Славы» села Большая Талинка, в музее школы № 9, в филиале библиотеки № 13.
На могиле Александра Авдеева в Новой Усмани в 2002 году был установлен новый памятник. На открытие памятника приезжала из Москвы сестра Голованова Анна Федоровна.

Остановись, прохожий! Вспомни о подвиге Героя, верного сына Отечества, и сверь с его жизнью свою жизнь. А если нужно будет, не задумываясь, сделай так, как сделал он.
30-03-2014, 12:03
823
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.