Герои войны: Иван Михайлович Леонов

Герои войны: Иван Михайлович Леонов Тридцатые годы нашего века. Молодая советская республика набирала силы. Первый трактор. Первый самолет. Первый автомобиль. Многие тысячи тогдашних мальчишек тянулись к знаниям, к технике, в город, на стройки. Не исключением был и Иван Леонов, парень из притамбовского села Большая Криуша. Из родного гнезда он уехал в Тамбов и поступил в автомобильный техникум. Вскоре к увлечению автомашинами прибавилось и увлечение авиацией. Тамбовский аэроклуб стал для Ивана вторым домом. Из аэроклуба у Ивана, почти как и всех других его воспитанников, путь был один - в военную авиационную школу.

После второго курса техникума Иван Леонов становится курсантом Тамбовской авиационной школы пилотов. Учился хорошо. Освоил несколько типов самолетов: По-2, Ут-2, Л-5, Ил-2 - широко известные тогда марки самолетов. Свой боевой путь Иван Леонов начал в июне 1944 года. До конца войны оставалось менее года. Ивану казалось, как и многим его сверстникам-летчикам, что и не осталось времени отличиться в воздушных схватках с врагом, о чем так они мечтали. А оказалось, что зря. Правильно говорят, что в жизни всегда есть место подвигу. За менее чем год войны Иван Леонов совершил 106 боевых вылета на штурмовку войск противника и заслужил звание Героя Советского Союза. Тот, кто был на фронте, знает, что каждый вылет на штурмовку - это подвиг, проверка всех физических и духовных сил летчика.

Молодой летчик прибыл в 569-й штурмовой авиационный полк на 1-й Белорусский фронт в те дни, когда шли бои по освобождению Белоруссии, и летчики полка участвовали в операции по уничтожению окруженной группировки немецких войск в районе города Бобруйска. Тогда-то и совершил Иван Леонов свои первые боевые вылеты. 25 июля 1944 года Леонов вылетел на штурмовку артиллерийско-минометных позиций противника в районе села Б. Крушиновка. Леонов шел ведущим в паре. При подходе к цели Леонов подавил огонь двух зенитных батарей и этим обеспечил выполнение боевого задания всей группой по штурмовке вражеских позиций. Через день группа штурмовиков вылетела в район юго-восточнее селения Барчица. В зоне сильного зенитного огня Леонов, рискуя жизнью, смело атаковал цель. Итог атаки: уничтожено пять автомашин, три повозки и около тридцати солдат и офицеров противника.

И снова через день, 29 июля, очередной вылет. На этот раз в район Березино-Погост. При штурмовке автоколонны противника группу штурмовиков атаковали два немецких истребителя. Леонов заметил, как один из них пытался зайти в хвост ведущему. Леонов смело бросился на помощь ведущему и отразил атаку немецкого истребителя, а потом под сильным зенитным огнем произвел штурмовку позиций врага и при этом поджег две автомашины, взорвал цистерну и уничтожил более десятка солдат и офицеров противника. Полеты следовали один за другим. 13 августа 1944 года Иван Леонов получил приказ подавить зенитную батарею немцев в районе северо-западнее польского города Осовец. Эта батарея мешала действиям наших летчиков. Леонов нашел батарею на опушке леса и сбросил на нее свой бомбовой груз. Удар был точен: батарея была уничтожена. Этим Леонов обеспечил экипажам других групп штурмовку и уничтожение отходящих войск противника.

В боях за освобождение Польши прошел весь остаток сорок четвертого года. Потом были бои уже на территории Германии - в Восточной Померании. 17 января 1945 года, выполняя задание по уничтожению отходящих войск противника в районе Ноенбург, Леонов заметил колонну автомашин и тут же сообщил об этом по радио ведущему группы. Немедленно последовал приказ атаковать колонну. Ударом штурмовиков было уничтожено 14 вражеских автомашин. 20 января группа штурмовиков, в которую входил и Леонов, получила приказ нанести удар по немецким войскам на дороге Хохенштайн-Алленштайн. Погода неблагоприятствовала полету: видимость всего 2-3 километра, высота облачности - 200-300 метров. Но, несмотря на это, советские летчики действовали смело и умело. Леонов обнаружил на железной дороге движущийся состав с боеприпасами, атаковал его, вывел из строя паровоз и взорвал шесть вагонов.

Но один боевой вылет следует выделить особо. Это был бой восьмерки советских штурмовиков против двадцати семи немецких истребителей. О нем в боевом донесении написано коротко: «16 февраля 1945 года, выполняя задание в районе Скурц, группу из восьми ИЛ-2 атаковали двадцать семь истребителей противника. Самолет тов. Леонова был атакован двумя ФВ-190. Тов. Леонов во взаимодействии с воздушным стрелком сбил один ФВ-190. Второй произвел пять атак и поджег самолет. Леонов на горящем самолете перелетел линию фронта и произвел посадку на своей территории». Более подробно об этом вылете рассказал один из его участников, наш земляк Иван Гришаев.

- Тогда, в начале 1945 года, фашистские войска отходили к Балтийскому морю, - говорил он. - Восьмерка ИЛов во главе с командиром эскадрильи капитаном Николаем Чебаненко вылетела на штурмовку отходящих к морю фашистских войск. На косе Путцинер-Нерунг их скопилось множество. Во что бы то ни стало помешать отступлению немцев, - говорилось в приказе. «Надо завязать косу в узел», - шутили летчики, загнать немцев в котел-банку. Но это долго не удавалось сделать. А когда все-таки удалось, поступил приказ - раскупорить банку, т. е. уничтожить фашистские войска, оказавшиеся в котле. На левом берегу Вислы в районе Скурца их скопилось очень много. Цель у немцев была одна: погрузиться на самоходные баржи в порту Хель и уйти по Балтийскому морю в Швецию или Норвегию. Огромное количество зенитных средств прикрывало скопления немецких войск от налетов советской авиации с воздуха.

В середине дня 16 февраля восьмерка ИЛов, цепляясь за облака, колонной из двух четверок на дистанции 500-600 метров пошла к цели. Было видно, как по разбитым дорогам отступали фашисты. Так и хотелось спикировать и нанести по ним удар. Но приказ есть приказ: лететь к намеченной цели. Ныряя в облаках разрывов зенитных снарядов, советские летчики шли по намеченному курсу. Сзади два ЯКа - истребители прикрытия. Штурмовики пересекли линию фронта. Появились разрывы зенитных снарядов. Наши самолеты продолжали идти к цели. Высота тысяча метров. Вот уже видны артиллерийские и минометные позиции немцев, в траншеях вражеские солдаты, в стороне - позиции зенитных батарей.

Иван Леонов летел во второй четверке в паре с ведомым Иваном Гришаевым. Их задача - подавить огонь зенитной артиллерии немцев. Летчики сделали два удачных захода и поразили цель. В первом заходе с пикирования бомбили батареи, а во втором -с бреющего - реактивными снарядами и пушечно-пулеметным огнем подавляли уцелевшие орудия. Перед выполнением третьего захода на расстоянии двух-трех километров неожиданно появилось восемь немецких истребителей ФВ-190. По команде Чебаненко все наши штурмовики заняли оборонительный порядок для отражения возможной атаки. Вскоре появилось еще около двадцати «мессеров» и «фоккеров». Наши два истребителя сопровождения были связаны воздушным боем и не могли прикрывать штурмовиков от фашистских истребителей. Штурмовики вынуждены были принять бой с превосходящими силами врага.

Видя свое численное превосходство, немцы начали действовать решительно. Советские летчики маневрировали, отстреливались с передних и задних установок. Но было очень тяжело: восемь штурмовиков, неприспособленных для ведения активного воздушного боя, против двадцати семи истребителей врага. И советские штурмовики повели бой как истребители. Первой фашистов атаковала четверка во главе с Чебаненко. Воздушные стрелки открыли дружный огонь из крупнокалиберных пулеметов, а летчики второй четверки помогали им отбивать атаки немецких истребителей. Был сбит один фашистский самолет, но несколько свинцовых струй скрестились над самолетом лейтенанта Запсельского и он, объятый пламенем, полетел вниз. Тут же фашисты бросились на вторую четверку, в которой летели Гришаев и Леонов. Атаки следовали одна за другой: сзади, справа, слева. Немцев было много, и одна группа, закончив атаки, отваливала в сторону, уступая место другой, чтобы вновь занять исходную позицию для следующего удара.

- При отражении одной из атак воздушный стрелок из экипажа Леонова сержант Суворов сумел сбить фашистский истребитель, -вспоминал Иван Гришаев. - Но и под самолетом Ивана Леонова взметнулось и затрепыхало пламя. Леонов отвернул в сторону от строя и направил горящий Ил-2 на восток, к линии фронта, пытаясь уйти от преследования. Я видел, как, предчувствуя легкую добычу, на его израненную и плохо управляемую машину набросились два «фоккера». Разворачиваю машину и спешу на помощь товарищу. За мной увязались два «мессера», виснут на хвосте и беспрерывно атакуют. Несколькими снарядами отгоняю фашистов от самолета Ивана. Теперь он, никем не преследуемый, пошел к земле. И вскоре посадил свой Ил-2 на фюзеляж в расположении наших войск.

Теперь четыре «фоккера» обрушились на самолет Ивана Гришаева. Он героически отбивался, но немцам удалось подбить советскую машину. Вражеский снаряд прошил правое крыло и вывел из строя пушку. На подбитом самолете Гришаев сумел сбить вражеский истребитель, присоединиться к ведущему группы капитану Чебаненко, продолжить бой и совершить посадку на своем аэродроме. Героически вели себя в бою все экипажи. Летчик Сергей Долинский спикировал на огневую точку врага, но она продолжала бить по самолету. При выходе из пикирования самолет Долинского был подбит. Но летчик сумел дотянуть израненную машину до своего аэродрома. Подбиты были машины экипажей Запсельского, Поленышева и Скобликова. Все они погибли. Советские штурмовики, ведя бой как истребители, сумели сбить в этом бою пять вражеских самолетов. Чебаненко, Леонов, Долинский, Морозов и Гришаев -участники этого беспримерного боя восьми штурмовиков против двадцати семи истребителей остались живы. Они победили врага благодаря героизму, выдержке и взаимной поддержке в бою.

Уцелевшие экипажи возвратились после боя на свой аэродром. Иван Леонов, еще не остыв после тяжелого боя, зорко всматривался в небо. Вот, выпустив шасси, один за другим садятся самолеты. Летчики вылезают из кабин, усталые и разгоряченные только что проведенной схваткой. Нет машин Поленышева, Скобликова и Запсельского. Леонов подбегает к летчикам, спрашивает:

- Ребята, не знаете, кто отогнал того «мессера», который поджег меня?
- Как же не знаем, Ильич, Гришаев. Вон твой спаситель! Леонов подбежал к Гришаеву.
- Ильич, если бы не ты...
- О чем ты, Иван?
- Если б не ты, мне крышка. Спасибо, что выручил!
- Слушай, Иван, не люблю я эти благодарности. О чем разговор? Я ж тебя не на себе привез, сам долетел, жив, здоров, - отшучивался Гришаев. - Ну, а если серьезно, то сегодня ты мне помог, а завтра - я тебе: служба у нас такая. Без взаимной выручки не обойтись. На том стоим и стоять будем, Ваня, - и друзья обнялись.

Через неделю, 23 февраля, Леонов участвует в налете на отходящие немецкие войска в районе Польцин. Летчики группы смело атаковали колонну вражеских автомашин и сбросили на голову колонны бомбовой удар. Создалась пробка. Всем составом группы штурмовиков автоколонна противника была полностью сожжена. В этом вылете Леонов поджег четыре автомашины и подавил огонь батареи зенитной артиллерии. Боевые вылеты следуют один за другим. В налете на скопление железнодорожных эшелонов на станции Штегерс при подходе наших самолетов к цели немцы открыли интенсивный зенитный огонь, но советские летчики действовали смело и решительно. На первом заходе Леонов пушечно-пулеметным огнем подавил зенитную батарею, а на втором - реактивными снарядами и бомбовыми ударами разбил паровоз и поджег шесть вагонов.

В налете на скопление танков в районе Руммельсбурга Леонов прицельным бомбометанием вывел из строя три танка. Нанося удар по артиллерийским и минометным позициям противника в районе Айтенбург, Леонов произвел 4 захода на цель. Бомбардировочно-штурмовыми действиями он уничтожил две батареи полевой артиллерии и поджег склад с горючим. В районе Кервошин - Касакау Леонов уничтожил пять автомашин и пятнадцать солдат и офицеров противника. 4 апреля 1945 года Леонов повел группу из четырех ИЛов в район Ной-Облуш. Немцы встретили советских штурмовиков сильным заградительным зенитным огнем. Леонов первым заметил хорошо замаскированную зенитную батарею и атаковал ее. Огонь немецких зениток был подавлен. После этого группа совершила три захода на цели и уничтожила десять автомашин, батарею полевой артиллерии, склад с боеприпасами и около тридцати фашистских солдат и офицеров. Лично Леонов в этом налете поджег три автомашины, подавил огонь зенитной артиллерии и уничтожил около десяти солдат и офицеров противника.

В День Победы 9 мая 1945 года командир полка подполковник Лизогуб подписал представление к награждению Ивана Леонова. Наградной лист заканчивался словами: «За мужество и отвагу, проявленные при выполнении 106 успешных боевых вылетов и нанесенный тяжелый ущерб противнику в технике и живой силе, достоин высшей правительственной награды - звания Героя Со-ветского Союза».

Представление было поддержано командиром 199-й штурмовой авиационной дивизии полковником Виноградовым, командиром 4-го штурмового авиационного корпуса генерал-лейтенантом авиации Байдуковым, командующим 4-й воздушной армии генерал-полковником авиации К.А. Вершининым (после войны он стал Маршалом авиации) и командующим войсками 2-го Белорусского фронта Маршалом Советского Союза К. К. Рокоссовским. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 августа 1945 года старший летчик 569-го штурмового Осовецкого Краснознаменного авиационного полка Иван Михайлович Леонов был удостоен звания Героя Советского Союза. Этим же Указом звание Героя Советского Союза было присвоено и тем, кто участвовал в схватке, - восьми советским штурмовикам против двадцати семи немецких истребителей: Ивану Гришаеву, Ивану Морозову и Сергею Долинскому. Николай Чебоненко погиб 18 марта в бою под городом Гдыней.

Говорят, что сталь куется в огне. Эти герои выковались в огне войны. Каждый боевой вылет закалял летчиков, крепил их мужество, смелость, воспитывал чувство взаимной поддержки, обогащал военным опытом - всем тем, без чего нельзя победить. Иван Гришаев за время войны совершил 129 боевых вылетов на штурмовике, Иван Леонов -106, Сергей Долинский - 94, Иван Морозов -114.

Заметим, что для представления к званию Героя Советского Союза по приказу Народного Комиссара Обороны № 294 от 1943 года требовалось 80 боевых вылетов. Конечно, редко кому удавалось перейти через этот рубеж: большинство летчиков-штурмовиков погибло в боях. Ведь каждый вылет на штурмовку был смертельно опасен - летчик летел навстречу зенитному огню и истребителям врага. В живых остались лишь самые опытные, самые смелые. Конечно, и те, кто погиб, были смелыми. Но тут, как говорят, - судьба.

До 1957 года Иван Леонов служил в военной авиации, а после увольнения в запас жил и работал в городе Невинномыске Ставропольского края, работал диспетчером на автостанции. Сын Ивана Михайловича пошел по стопам отца - он стал военным, дочь - учительницей. За отвагу, мужество и героизм, проявленные в боях, Иван Михайлович был награжден орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны I степени и орденом Красной Звезды. В городе Черкесске Ставропольского края именем Героя названа улица.

Источник: Книга памяти Тамбовского района
26-03-2014, 10:23
803
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.