Иван Петрович Яркин

Иван Петрович Яркин После завершения битвы за Днепр осенью 1943 года центр военных действий по-прежнему находился на юго-западном участке огромного советско-германского фронта. В конце 1943 года Красная Армия по Правобережной Украине силами 1-го, 2-го, 3-го и 4-го Украинских фронтов развернула мощное наступление от Полесья до Черного моря. Перед войсками этих фронтов стояла задача: разгромить наиболее крупные группы немецко-фашистских армий «Юг» и освободить Правобережную Украину, Крым и восстановить юго-западную государственную границу Советского Союза.

Первым перешли в наступление войска 1-го Украинского фронта на житомирско-бердичевском направлении. Им предстояло разгромить 4-ю танковую армию противника в районе города Брусилова и овладеть рубежом Любар - Липовец. В нанесении главного удара в центре фронта участвовала в направлении на Житомир и Бердичев и 1-я гвардейская танковая армия и в ее составе 45-я гвардейская танковая бригада 11-го гвардейского танкового корпуса. 45-я гвардейская танковая бригада ведет свое начало от 200-й танковой бригады, в которой уже тогда служил механиком-водителем наш земляк гвардии старшина Иван Петрович Яркин. После боев в начале 1942 года Яркин пришлет сестре из Москвы фотографию с надписью: «Когда приезжал за новым танком. 3 апреля 1942 г.»

После этого бригада под командованием полковника Моргунова участвовала в летне-осенних боях 1942 года в составе войск Западного фронта под Ржевом, оборонительном сражении под Курском весной и летом 1943 года и разгроме немцев на Курской дуге летом того же года. За героизм, мужество и организованность личного состава в боях против немецко-фашистских захватчиков 6-й танковый корпус (им командовал генерал-лейтенант танковых войск А. Л. Гетман) был преобразован в 11-й гвардейский танковый корпус, а входившая в его состав 200-я танковая бригада стала 45-й гвардейской танковой бригадой. После Курской битвы ее воины участвовали в освобождении Левобережной Украины, а затем бригаду вывели на доукомплектование. 24 декабря 1943 года после мощной артиллерийской и авиационной подготовки главные силы 1-го Украинского фронта перешли в наступление, прорвали оборону противника. Опасаясь угрозы окружения, немцы оставили Житомир и стали отходить к Бердичеву. Их неотступно преследовали наши войска и в их числе 1-я гвардейская танковая армия, введенная в прорыв в полосе наступления.

Впоследствии генерал А. Л. Гетман напишет в воспоминаниях: «Наш корпус вводили в прорыв в первом эшелоне 1-й танковой армии на ее правом фланге. На этом направлении противник оборонялся на рубеже Местечко-Турбовка, расположенном в 10 километрах восточнее Брусилова. По данным разведки, нам противостояли немецкие 19-я и 25-я танковые дивизии. Хотя они и понесли большие потери в предшествующих боях, однако к моменту нашего наступления имели до 60 процентов личного состава и штатное число танков. Прорыв обороны на этом участке был возложен на части 74-го стрелкового корпуса 38-й армии. По выходе их на рубеж Брусилов - Хомутец в прорыв должен был войти наш корпус. Ему ставилась задача разгромить противостоящего врага и к исходу первого дня операции выйти в район Гнилец-Тиставка. В дальнейшем же нам предстояло развить наступление в направлении Ходорков-Казатин. Для выполнения поставленной задачи мною было принято решение построить корпус в два эшелона и ввести его в прорыв в направлении Хомутец по двум маршрутам. В первом эшелоне было приказано наступать 44-й, несколько левее 45-й гвардейским танковым бригадам, усиленных артиллерией и минометами...

Обе бригады первого эшелона, выступившие главными силами из исходного района в 11 часов 30 минут, в течение короткого зимнего дня 24 декабря продвинулись на глубину до 20 километров. Большего же достичь не удалось, так как вопреки календарю погода была осенняя. Дожди, шедшие уже не первый день, размыли дороги. Маневрировать стало трудно, а в результате и темп наступления был меньшим, чем хотелось бы. Тем не менее к исходу дня 44-я и 45-я гвардейские танковые бригады, преследуя отступавшего в панике в южном и юго-западном направлениях противника, достигли населенного пункта Гнилец». Части корпуса обошли Казатин с северо-запада и устремились к городу. Противник не выдержал стремительного удара гвардейцев и бежал. «Пройдя с боями до 25 километров за день, - продолжал генерал Гетман, - корпус к исходу 25 декабря вышел главными силами в район Яроповичи - Ходорков...

К исходу 26 декабря корпус вышел главными силами на рубеж Гнилые Болота - Волица - Андрушевка - Зарубенцы, овладев этими населенными пунктами, и выдвинул передовые отряды к местечку Нехворощ и в лес южнее Зарубенцев, т. е. еще ближе к железной дороге Бердичев - Казатин. Мы хотели перерезать эту дорогу и главными силами наступать на Бердичев, а частью сил содействовать соседу слева в овладении Казатином». В городе были захвачены гигантские склады с громадными запасами продовольствия: сахара, яиц, вина, сыра, консервов. Два фронта - 1-й и 2-й Украинский снабжались продовольствием с этих трофейных баз. Впоследствии командующий 1-й гвардейской танковой армией генерал М.Е. Катуков напишет: «Должен заметить, что успеху боев за Казатин способствовали решительные действия право-флангового 11-го гвардейского корпуса. Танкисты А.Л. Гетмана преградили путь немецко-фашистским войскам, отходившим к этому городу, тем значительно ослабили его гарнизон».

Но гитлеровцы прекрасно понимали военное значение Казатина и потому, оставив город, подтянув резервы, они решили контратаковать части 11-го гвардейского танкового корпуса. В район Бердичева и Казатина немецкое командование перебрасывало свежие силы. Враг контратаковал наши части и соединения, пытаясь отбросить их на восток. Здесь, в районе Казатина, Бердичева, Жмеринки, развернулись тяжелые бои, в которых участвовала и 45-я гвардейская танковая бригада, в которой служил Иван Яркин.

Зима сорок четвертого года была капризной. То наступит оттепель и расквасит все дороги так, что по ним не только танку, но и лошади не пройти, то пронесется снежный буран. Танки глубоко вязли в дорожной хляби и не могли продвигаться вперед. Горючее для танков подвезти было почти невозможно. Часто его приходилось сбрасывать с самолетов ПО-2 («кукурузников»). Тылы растянулись на 200 километров. Технические службы не успевали эвакуировать застрявшие на дорогах танки. Много подбитых машин ждали помощи в разных местах. Нелетная погода не давала возможности летчикам оказывать существенную помощь танкистам и пехотинцам. Но, несмотря ни на что, танкисты сражались героически. К исходу 6 января 1944 года танкисты вышли с северо-запада на подступы к крупным населенным пунктам и узлам шоссейных дорог: Липовицу и Ильинцам. В это же время немецкое командование лихорадочно собирало резервы и подтягивало их к Жмеринке, Виннице и Умани с целью нанесения мощного контрудара и ликвидации огромной бреши в своей обороне. В связи с этим 6 января 11-й гвардейский танковый корпус получил приказ сдать свой участок войскам 38-й армии и, выйдя из боя, сосредоточиться северо-западнее, в районе Зозов-Славна-Ганновка. Отсюда танкистам предстояло нанести удар по немецко-фашистским войскам в районе Винницы.

Героем тех боев стал и Иван Яркин. Он отличился во многих схватках с фашистами. В представлении его к награждению командир батальона капитан Дубоделов подвел итог боевой работы механика-водителя старшины Ивана Яркина. «3-го января 1944 года, - писал Дубоделов, - экипаж гвардии старшины Яркина, ведя бой с крупными силами противника, ворвался на железнодорожную магистраль Винница - Жмеринка, перерезал железную дорогу и удерживал ее четверо суток. За период боев с 24 декабря 1943 года по 3 января 1944 года в районе Ходорков, Яроповичи, Иванковцы, Пиковец, Флорияновка тов. Яркин в составе экипажа уничтожил:
танков Т-6 («тигр») - 3
танков Т-4 - 10
пушек разных - 20
пулеметов - 30
автомашин - 60
солдат и офицеров - 150
Тов. Яркин в бою смел и решителен, умело маневрирует танком. Достоин присвоения звания Героя Советского Союза. Командир 1-го танкового батальона гвардии капитан Дубоделов. 10 января 1944г.»

Так и даны цифры столбиком, как счет, представленный противнику. Тринадцать танков! Признаться, я поначалу не поверил этим цифрам, подумал, какая-то ошибка, описка. Открыл книгу генерала армии А. Л. Гетмана, бывшего командира корпуса, «Танки идут на запад». Там черным по белому написано, что механик-водитель «тридцатьчетверки»» старшина И. П. Яркин «был одним из искуснейших мастеров вождения боевых машин. Гусеницами своего грозного танка старшина И. П. Яркин раздавил несколько вражеских орудий и пулеметов вместе с их расчетами. А всем экипажем этой «тридцатьчетверки» за 25 дней боев уничтожено 18 танков противника, из них 3 «тигра», а также 30 орудий, столько же пулеметов и больше 100 гитлеровцев». Читатель, наверное, заметил, что в наградном листе указано 13 танков и 30 орудий, а в книге генерал А. Л. Гетмана - 18. Ошибка? Отнюдь нет! Все правильно: в наградном листе указаны итоги боев, проведенных Иваном Яркиным с экипажем с 24 декабря 1943 года по 3 января 1944 года, т. е. за одиннадцать дней, а в книге А.Л. Гетмана даны итоги боев за 25 дней. Причем цифры эти не выдуманы, а взяты из фондов документов 45-й гвардейской танковой бригады, хранящихся в Центральном архиве Министерства обороны. Они указаны в книге А.Л. Гетмана: архив МО СССР, фонд 676, опись 77591, дело 5, лист 8.

С представлением комбата капитана И. М. Дубоделова согласились командир 45-й гвардейской танковой бригады полковник Н. В. Моргунов, командир 11-го гвардейского танкового корпуса генерал-лейтенант танковых войск А.Л. Гетман и командующий войсками 1-й гвардейской танковой армии генерал-лейтенант тан-ковых войск М.Е. Катуков. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 года механику-водителю танка 45-й гвардейской танковой бригады 11-го гвардейского танкового корпуса 1-й гвардейской танковой армии гвардии старшине Ивану Петровичу Яркину было присвоено звание Героя Советского Союза. Иван Яркин и его боевые товарищи были неудержимы в наступлении, стояли насмерть в бою, бились в окружении, отражая многочисленные контратаки врага.

Нам стало известно, что Иван Яркин родился в 1919 году в деревне Верхняя Мазовка Тамбовского района в бедной крестьянской семье. Сохранилась старая фотография, на которой запечатлен дом Яркиных - маленький плетеный дом, обмазанный глиной -жалкое жилище бедняков. Даже не верится, что так плохо могли жить люди, не разгибавшие спины от непосильного труда. В 1925 году, спасаясь от нужды, Петр Григорьевич и Елена Егоровна Яркины с детьми Романом, Татьяной и Иваном уехали в Сибирь. Поселились в селе Новая Тараба Кытманского района Алтайского края, что недалеко (по сибирским меркам) от Барнаула. Люди, знавшие Ваню Яркина, говорили, что его, по-видимому, за небольшой рост звали «по-уличному» - Пекулек. Был он очень подвижный, жизнерадостный, честный, прекрасный друг, который не предаст. Учительница Новотарабовской школы Г. Н. Корольчук писала о Ванюше Яркине: «Сидел на первой парте белокурый мальчишка, способности были неплохие, к тому же он был старательный и дисциплинированный, был хорошим товарищем».

Сестра Вани - Татьяна Петровна Яркина написала мне в 1972 году письмо. В нем есть такие слова: «Учился Ваня в селе Новая Тараба до девятого класса, а 9-й и 10-й классы он заканчивал в районном центре Кытманово, что в пятнадцати километрах от Новой Тарабы. После десятилетки Ваня окончил педагогическое училище и был направлен на работу в Новониколаевскую начальную школу в том же Кытмановском районе. Там он учил детей в 1937 и 1938 годах. В ноябре 1938 года Ваню взяли в армию, служил в городе Чите. Осенью 1941 года он должен был демобилизоваться, но началась война и 24 июня 1941 года он проезжал с частью через Барнаул, где я жила, на фронт. Писем у нас от Вани с войны не сохранилось. Есть только одно письмо Вани 13 февраля 1943 года. Там указан его адрес: 736 по-левая почта, часть 950, литер 1.

Есть еще фотография, сделанная 3 апреля 1942 года. Ваня сфотографирован в Москве. Тогда Ваня писал, что приезжал в Москву за получением нового танка и опять отправился на фронт. Вскоре после этого письма Ваня был контужен: у него лопнула ушная перепонка и шесть месяцев он пролежал в госпитале в городе Волоколамск. После лечения он снова уехал на фронт. В 1943 году его ранило в левую руку. После ранения он немного времени был в госпитале. О себе он нам писал, что у него все хорошо. Но нам сообщала его фронтовая подруга Аня Бумагина, что после контузии он не слышал, а только писал на бумаге, что хотел сказать. Также и про руку он нам ничего не сообщал: не хотел расстраивать мать. О наградах Вани нам сейчас неизвестно. Возможно, его и награждали: не может быть, чтобы у него не было наград. Он был очень скромным, а потому мог нам и не похвалиться. Написала бы вам все подробнее, если бы сохранились письма, а то прошло уже тридцать три года, как его взяли на службу, да и память не та уже: вспоминали всем семейством. Посылаю вам письма, которые прислали командиры из части, где служил Ваня. Больше я не могу ничем помочь. Возможно, что вы через эти письма кого-то найдете. Извините, что долго не отвечала: хотела найти его товарищей, но не нашла».

А вот что писали однополчане Ивана Яркина его матери:
«Здравствуйте, уважаемая Елена Егоровна! Вам пишут письмо бойцы, сержанты, офицеры гвардейцы-танкисты части героя-командира Дубоделова Ивана Михайловича и заместителя командира по политчасти гвардии капитана Нежинского Ивана Михайловича, где служил и боролся с врагами Ваш сын Иван Яркин. Уважаемая наша родная мать, Елена Егоровна! Ваш сын геройски сражался с врагами нашей Родины - немецко-фашистскими оккупантами, которые хотели поработить нас с Вами, которые варварски уничтожали наш народ, ни в чем неповинных людей, стариков, женщин и детей. Ваш сын беспощадно уничтожал эту черную мразь, мстил за погибших братьев, отцов, матерей, сестер, жен и детей, за разрушение городов и сел нашей Родины. За последнее время на своей стальной машине, сделанной руками рабочего класса на средства рабочих и колхозников, он уничтожил со своими боевыми друзьями поганую мразь - немецких солдат и офицеров - 250 человек, автомашин с боеприпасами и продовольствием - 155, пушек - 25, ручных пулеметов -15, танков разных - 6, минометов - 8, бронетранспортеров - 6, самоходных пушек - 4. Ваш сын, Елена Егоровна, выполнил честно свой долг перед Родиной. С честью он погиб геройской смертью за нашу Родину, за наш народ. Мы, гвардейцы-танкисты, над телом нашего дорогого друга и товарища, отдавшего свою молодую жизнь за счастье народа, поклялись отомстить кровавым извергам, пачкающим нашу землю своими грязными сапогами... Спасибо Вам, родная мать, Елена Егоровна, за такого героя-сына, которого Вы воспитали. Вы, наша родная мать, не одна, мы - Ваши дети, нас много. Вас Родина не забудет. О геройских подвигах Вашего сына знает вся наша Родина...

Подписали: Командир части гвардии капитан Дубоделов.
Зам. командира по политчасти гв. капитан Нежинский,
гвардии старшина Кретов,
гвардии старшина Андреев,
гвардии старшина Дугушов,
гвардии старшина сержант Дудко,
парторг части гв. ст. лейтенант Толчев.»

Кто они, эти «гвардейцы - танкисты части героя-командира Дубоделова Ивана Михайловича»? Это - воины 1-го танкового батальона 45-й гвардейской танковой бригады, это тот самый Дубоделов, который представлял Яркина к присвоению звания Героя Советского Союза. А вот текст другого письма, полученного матерью Ивана Яркина:
«Дорогая Елена Егоровна! Мы в своем письме расскажем Вам о боевых делах Вашего сына и нашего боевого друга гвардии старшины Ивана Петровича Яркина. Это бесстрашный танкист-гвардеец. Всей силой своей души он ненавидел немецких захватчиков, горел лютой ненавистью к ним и беспощадно мстил им.

Дата на письме отсутствует.

Зимой 1943-1944 года, выполняя приказ Верховного Главно-командующего тов. Сталина, мы повели свои грозные машины на врага, освобождая родную Украину. Немцы стремились задержать наше продвижение, но нас остановить было нельзя. Тысячами своих трупов немцы устлали путь своего отступления. Дороги и поля были усеяны разбитой вражеской техникой, танками, пушками, автомашинами. Это была работа наших танкистов. От огня и гусениц машины, которой умело управлял Ваш сын Иван Яркин, много немецких солдат и офицеров нашли себе могилу на нашей земле. Командование части, оценив геройство Вашего сына, представило его к высшей правительственной награде - присвоению звания Героя Советского Союза. Когда погиб его командир танка, Иван Яркин поклялся перед своими товарищами отомстить немецким палачам за своего командира, и он снова повел свой танк на немцев. Врезаясь в колонны вражеских автомашин и обозов, он давил машины и не успевших разбежаться немецких солдат и офицеров. 6 января 1944 года в бою героически погиб Ваш сын, Иван Петрович. На его могиле наши гвардейцы поклялись отомстить немцам за своего боевого друга и крепко мстим. Немцы снова потеряли сотни своих солдат и офицеров от огня и гусениц танков нашей части. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1944 года гвардии старшине Ивану Петровичу Яркину присвоено звание Героя Советского Союза. Дорогая Елена Егоровна! Мы гордимся Вашим сыном-Героем. Мы гордимся Вами и благодарим Вас за то, что Вами воспитанный сын, а наш боевой друг Иван Петрович, умножил славу нашей гвардии, нашей части. Имя тов. Яркина вдохновляет нас на подвиги во имя нашей Родины, на полный разгром гитлеровской Германии.
Герои Советского Союза
Михаил Замула,
Геннадий Корюкин,
Витольд Гинтовт,
Феодосии Кривенко,
Михаил Чугунин».

Оставим в стороне патетику письма воинов-фронтовиков: так тогда писали и думали все те, кто был на фронте и не был избалован премудростями высокого «литературного штиля». Может быть, эти простые люди и не очень красиво умели писать, зато воевали превыше всяких похвал. Написав эти коротенькие биографические справки о боевых делах друзей Ивана Яркина, я невольно вспомнил слова поэта: «Война гуляет по России, а мы такие молодые!» Посмотрите еще раз на даты рождения: самому старшему 27 лет, трем из пяти названным - по двадцать, а Ивану Яркину - двадцать пять. И в этом возрасте им была присвоена высшая степень отличия - звание Героя Советского Союза. И еще. Все они дети рабочих и крестьян, да и сами до призыва в армию работали на фабриках, заводах, в колхозах простыми рабочими и колхозниками. Это они, простые люди, были первыми среди защитников Отечества!

Заканчивая рассказ о боевых делах нашего земляка, следует сделать два уточнения. В представлении Яркина к званию Героя Советского Союза в графе 11-й стандартного наградного листа «Чем ранее награжден (за какие отличия)», указано - «не награждался». Наградной лист хранится в Центральном архиве Министерства обороны РФ. А вот в изданной в 1988 году книге «Герои Советского Союза» (том 2, стр. 837) указано, что И.П. Яркин был награжден орденом Красной Звезды. Полагаю, что эти сведения следует считать правильными, так как биографические справки составлялись в ходе тщательных проверок. Это - первое. И - второе. В наградном листе в графе 8-й «Имеет ли ранения и контузии в Отечественной войне», указано - не имеет. Хотя, как видно из собранных материалов, Иван Петрович был и ранен, и тяжело контужен. Почему так произошло, что в наградном листе это не было отражено? Да потому, что такие герои, как Иван Яркин, меньше всего думали о том, что будет отражено в графах представления к награждению, да это не было их делом - этим занимались работники штаба бригады, которые даже личного дела на Яркина не вели, ибо он не был офицером, а старшиной.

Иван Яркин был похоронен в селе Зозов Липовецкого района Винницкой области. Он погиб 6 января 1944 года во время разведки. Бои за село Зозов были ожесточенными, оно дважды переходило из рук в руки. Когда немцы ненадолго овладели Зозовым, они разрушили свежую могилу, где были похоронены советские воины, в том числе и Яркин, сломали обелиск, на котором значились имена захороненных. После войны могила оставалась безымянной. В 1946 году останки покоившихся здесь советских воинов перенесли в братскую могилу в центр села. Сестра Героя - Татьяна Петровна Яркина - Веремьянова из Барнаула в 1971 году приезжала в Зозов, присутствовала на митинге, посвященном ее брату - Герою Советского Союза Ивану Петровичу Яркину. Уже без Ивана Яркина его боевые товарищи участвовали в Корсунь-Шевченковой, Проскурово-Черновицкой, Львовско-Сан-домирской, Варшавско-Познанской операциях. 45-я гвардейская танковая бригада закончила войну в Берлине. Она была удостоена почетного наименования «Гусятинская», награждена орденами Ленина, Красного Знамени, Суворова и Богдана Хмельницкого. С февраля 1943 года и до конца войны бригадой командовал полковник Моргунов Николай Викторович.

Бригада входила в состав 11-го гвардейского Прикарпатско-Берлинского Краснознаменного орденов Суворова танкового корпуса 1-й гвардейской танковой армии - единственной в составе Вооруженных Сил СССР удостоенной награждения орденом Красного Знамени за подвиги ее воинов в годы войны. Это было свидетельством того, что части и соединения 1-й гвардейской Краснознаменной танковой армии умело и бесстрашно сражались как в обороне, так и в наступлении и закончили войну в Берлине. Командовал армией со дня ее основания и до конца войны Михаил Ефимович Катуков, дважды Герой Советского Союза, генерал, а после войны - Маршал бронетанковых войск. Одним из лучших воинов этой армии был наш земляк - Герой Советского Союза гвардии старшина механик-водитель танка Иван Петрович Яркин. Грамота о присвоении звания Героя Советского Союза И.П. Яркину в 1961 году была передана на хранение в Новотарабов-скую семилетнюю школу Кытмановского района, где до призыва в армию работал учителем Иван Яркин. Имя Героя было присвоено пионерской дружине этой школы. Хочется надеяться, что и в наше время имя Героя не будет забыто, ведь здесь он родился.
30-03-2014, 11:56
724
Рейтинг:
  
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.